Первый Московский Хоспис
Хотите помочь?Другие хосписыСрочная консультация  
 27 февраля 2020г., четверг   


Хоспис
Лечение и уход
Добровольцы
Библиотека
Мы благодарим
Вопрос-ответ
Контакты
ENGLISH VERSION

 

 
 
 
 
 
 
 

События

Здравствуйте!

16.05.2016

Меня зовут Антон, я внук вашей бывшей пациентки, лежавшей в первом московском хосписе и умершей на прошлой неделе. От всей нашей семьи хочу выразить огромную благодарность за весь уход и условия содержания, которые были оказаны и предоставлены нашему родственнику. Это была огромная помощь и поддержка нашей семье.
Хотелось бы сказать о наших замечаниях, которые, возможно, помогли бы улучшить некоторые моменты в уходе за пациентами и работе с родственниками...

Приходя к бабушке в течении двух с половиной недель, заметили, в какой поддержке и помощи нуждались лежачие пациенты в нашей палате (и не только в нашей). Часто им требовалось что-то взять на тумбочке, достать из ящика, что-то спросить, по-другому лечь, переложить какую-то вещь. И когда они не могли это сделать, то часто сначала просили это сделать нас, или иногда и вовсе не просили, а просто у них что-то не получалось, но на пульт вызова они нажимали не всегда или далеко не сразу. Тогда мы им помогали. Конечно, периодически заходят врачи и сёстры, делают все необходимые действия, однако я увидел, что у больных (у разных в разной степени) возникали желания, из-за которых они не всегда вызывают дежурных. Мне показалось, что тем больным, которых я видел, нужен всё время (хотя бы в дневное время) рядом находящийся человек. Хоть один на всю палату. Который бы наблюдал, куда больной потянулся, что он захотел, что можно для него сделать лучше, чем помочь, если возникло минимальное неудобство. Повторю, что как я увидел, больные не всегда при возникшей потребности вызывают дежурного. Кроме того, им, видимо, просто психологически нужен постоянно рядом находящийся человек. Хоть один на палату, хотя бы в отсутствии любого из родственников в палате. Нашей бабушке повезло, нас было 4 человека родственников, могущих подменять друг друга в течение дня, и так образом находится с ней большую часть дневного времени. Как я заметил, у других не было такой возможности. Рядом с нами лежела одна довольно беспокойная бабуля, у которой не так часто бывали родственники. Однажды к ней пришла дочь, и из их разговор я услышал слова бабули в наш адрес: "у этой бабки вон целый день торчат. Наверно, важный человек. А нам-то что делать?". Чувствовалось в этих словах, как не хватало ей внимания и просто постоянного присутствия кого-нибудь рядом. Когда нашу бабушку перевели а двухместную палату в связи с ухудшением состояния, у неё уже было неясное сознание, она редко что-то просила, но периодически как бы просыпалась и просила пить. Думаю, что невозможно было не находясь человеку рядом, а просто периодически заходя, утолять ей жажду тогда, когда у неё возникало желание пить - потому как нужно было с ней присутствовать именно в эти моменты просветления.

Может быть, не хватает сотрудников или волонтёров? В вечерние часы (позднее 22 часов мы не были в хосписе) количество сотрудников вообще резко уменьшается, порой даже не сразу находили врача или сестру.
Были ещё пару моментов: однажды нужна была какая-то помощь, мама пошла за сёстрами, но ей несколько раз сказали, что сейчас все заняты - подойдут, как освободятся. Она ждала, никто так и не пришёл. Мама пошла на кухню за чашкой, а там много сестёр просто сидят и пьют чай... Или уже на последних днях в одноместной палате у соседки меняли бельё. Сестра и медбрат активно смеялись и живо разговаривали, что было несколько не этично по отношению к родственникам, сидящим с умирающими людьми. Сам я был свидетелем одного разговора сестры с беспокойной бабушкой, про которую писал выше. Бабушка, конечно, была довольно беспокойная и просила порой какие-то непонятные вещи. В одном из ответов сестры присутствовал немного раздражённый и недружелюбный тон, что, безусловно, недопустимо. Был один "технический" момент: в один из дней приходили священник с матушкой. Причащали бабушку, дали ей кагор и просфору. После чего у неё был сильный и долгий приступ рвоты (до этого момента больших приступов рвоты не было). Вероятно, имеет смысл батюшке до причастия с врачём обсудить, можно ли выпивать порцию вина, или просто символически дать на дне ложечки и крошку просфоры...
Конечно, большую часть времени мы видели старание и готовность постоянной помощи сотрудников хосписа, но всё же не хватает ещё большего милосердия, ещё большей самоотверженности, ещё большего сострадания и любви по отношению к пациентам. Я только после смерти бабушки понял, что нужно было больше времени нам с ней сидеть, хоть разговаривая, хоть просто молча проводить время. Наверно, так многие понимают это уже после ухода родственника. Может быть, стоит каким-то психологам-врачам говорить об этом с родственниками пациентов? Вашу книжку читали во время посещения, там написано об этом. Однако если бы это проговаривал родственникам сотрудник хосписа (священник), эта мысль была бы лучше понята нами. Кажется же что она ещё протянет, вот это не прямо сейчас случится, завтра/послезавтра попробуем подольше посидеть... Думаю, так же врачи могут предвидеть, что человеку скорее всего осталось несколько дней жить, и сообщить свои предположения родственникам, чтобы те, лучше понимая ситуацию, стали дольше бы сидеть с умирающим.
От мамы ещё передам замечания, что не хватало стульев в палатах. А те, что есть, издают много шума при перемещении (можно подклеить ножки фетром).

 
Позвольте ещё раз выразить благодарность за огромную помощь, оказанную нашей родственнице и всей нашей семье! После знакомства с хосписом наша жизнь изменилась.

 
Антон.

24.04.2016, 00:23, "buryashine@gnext.ru" buryashine@gnext.ru 

Copyright © Первый московский хоспис, 2006-2020. Все права защищены.