Первый Московский Хоспис
Хотите помочь?Другие хосписыСрочная консультация  
 21 июля 2019г., воскресенье   


Хоспис
Лечение и уход
Добровольцы
Библиотека
Мы благодарим
Вопрос-ответ
Контакты
ENGLISH VERSION

 

 
 
 
 
 
 
 

События

Нюта Федермессер - на прямой линии с Президентом РФ

21.06.2019

Нюта Федермессер: Когда мотаешься по стране с тремя ключевыми посылами, о которых Вы говорили: должна быть доступность, должны быть специалисты, должно быть лекобеспечение. Вроде в паллиативе доступность будет, специалисты, я надеюсь, обучатся, лекобеспечение - уже деньги выделены, все закуплено. Почему такой огромный уровень не обезболенных пациентов, почему страдание остается?
Потому что есть еще один фактор, который не связан исключительно с системой здравоохранения. Это страх медицинских работников перед использованием опиоидных анальгетиков...
Врачи попадают под ответственность статьи Уголовного кодекса, медики, не только врачи — 228.2 часть первая. Это такая удивительная статья, которая предусматривает ответственность перед Уголовным кодексом, вне зависимости оттого, наступили какие-нибудь вредные последствия, опасные или нет. То есть наркотик в нелегальный оборот не ушел, вреда здоровью не причинили, ошиблись в процедуре — формальность: не вовремя что-то записали, не теми чернилами, не так, ампула закатилась под сейф, достать ее сумели только на следующий день.
Когда с врачами говоришь: «Почему вы не обезболиваете? Видите, необезболенный пациент». «Понимаете, тут наркотики».

Прошу Вас поддержать полную декриминализацию ответственности медицинских работников по статье 228.2, потому что для тех, кто действительно виноват, есть другие составы, и они не должны уходить от этой ответственности. Мне кажется, чтобы в России слово «отмучился» перестало существовать, чтобы люди уходили из жизни, а не отмучивались, для этого, к сожалению, опять нужно быть на прямой линии, простите.

 

В. Путин:

 

Да, действительно, эта проблема известна. Здесь Вы правы, нужно принимать решения.

Смотрите, если ампула с наркотическим веществом закатилась куда-то, как Вы сказали, ее надо достать — если она просто закатилась. Это первое.

Второе. К сожалению, в этой сфере тоже есть нарушения, и фиксируются случаи ухода в нелегальный оборот этих лекарственных препаратов, и мы должны иметь в виду, что это случается. Но в чем Вы абсолютно правы – это в том, что это не должно дестабилизировать работу всей системы.

И если происходят какие-то очевидные утраты, дело даже не в том, что она куда-то закатилась (ампула), она может быть раздавлена случайно, могут быть назначения не как по регламенту медицинскому, не два-три укола, а четыре укола, то есть в регламент не вписывается — врачи не должны за это нести ответственность, Вы абсолютно правы.

 

Но здесь, так же как в некоторых других случаях, на мой взгляд, решение лежит просто на поверхности, здесь даже особенно не нужно никаких больших изменений.

Нужно просто тогда фиксировать подобные утраты, либо расход не по регламенту, а каким-то актом, который подписывается не только врачом, медсестрой, но, скажем, заведующим поликлиникой, главврачом. Нужно просто выработать эту систему отчетности и фиксации.

А если в рамках этой работы будут выявлены какие-то элементы жульничества, заработка на этом, это уже криминальный случай, тогда с этим нужно будет разбираться отдельно.

 

Copyright © Первый московский хоспис, 2006-2019. Все права защищены.