Первый Московский Хоспис
Хотите помочь?Другие хосписыСрочная консультация  
 19 декабря 2018г., среда   


Хоспис
Лечение и уход
Добровольцы
Библиотека
Мы благодарим
Вопросы и отзывы
Контакты
ENGLISH VERSION

 

 
 
 
 
 
 
 

Хоспис

   О Хосписе
   Услуги хосписа
   Заповеди
   Структура
   Устав Хосписа
   История создания
   Основатели
   Сотрудники
   Духовная помощь
   Это надо знать
   Вакансии

Сын Виктора Зорзы, Ричард Зорза, на праздновании 10-ой годовщины Первого Московского хосписа с Верой Васильевной МиллионщиковойВсе началось, конечно, с Виктора Зорзы. Еврейский мальчик. Родился в Польше. Советская оккупация. Потом — немецкая. Холокост. Семья гибнет. Виктор бежит. Попадает в Россию. Здесь его, подростка, первым делом ссылают в Сибирь. Убегает и из спецпоселения. Скитается, просит милостыню. Война, 1942 год, Куйбышев: приходит к Илье Эренбургу — в лохмотьях, на ногах — калоши из автомобильных шин. Почему — Эренбург? Любит его роман «Хулио Хуренито». Эренбург устраивает Виктора в польскую эскадрилью, которая вскоре оказывается в Англии.


Перескакивая через годы и десятилетия: Виктор Зорза становится всемирно известным журналистом, пишет еженедельные колонки в «Вашингтон пост» и «Гардиан». Советолог и кремленолог. Первый и лучший.


С точностью до двух недель предсказывает смещение Хрущева, с точностью до месяца — вторжение советских войск в Чехословакию, с точностью до года (за пятнадцать лет «до того») — горбачевскую перестройку. Но дело не в прогнозах и расчетах. Зорза — аналитик, логик и рационалист. Серьезный, въедливый, цепкий ум. И в то же время он не может (не хочет) принять: для того, чтобы человеку быть человечным, должны быть человечны обстоятельства существования. А нет человеческих обстоятельств — человек имеет право быть бесчеловечным. Зорза убежден: недостаточно внешнего устройства. Нужна форма. В самой форме не должно быть оснований для насилия, зла и несправедливости. Мир внутри формы. Все пустое, если нет формы. Поэтому зло может быть — Зорза знал это! — и в тоталитарных странах, и на Западе. (Зло делается само собой. А добро — специально. На это надо иметь силы или внутреннее состояние. Добро должно содержаться формой. Форма — это то, что со-держит.)


В 1975 году от рака умирает двадцатипятилетняя дочь Виктора — Джейн. Умирает в хосписе. И просит отца распространять идеи хосписа. По всему миру.


Виктор Зорза не был бы Виктором Зорзой, если бы просто разводил «ля-ля, тополя» об идеях хосписа. Он сам, на свой собственный страх и риск, создает хосписы. По всему миру.


Первый советский хоспис Зорза открывал в 1990 году. На окраине Ленинграда, в маленькой лахтинской больнице. Чуть позже знакомится с врачом Верой Миллионщиковой, и они вместе начинают организовывать хоспис в Москве. Четыре года безумно интенсивной стройки — и наконец хоспис построен. Фантастически красивый, по-человечески теплый, светлый, домашний.

 

Текст Зои Ерошок

Copyright © Первый московский хоспис, 2006-2018. Все права защищены.